Отпуск

– Я тоже первые два года в отпуск в Россию ездил, – говорит мне коллега, – а потом перестал. Не переживай, и у тебя пройдет.

Пока не проходит, и я езжу. Мне даже нравится. А по пути домой всегда происходит что-то интересное. Один раз я познакомился с оперной певицей и ее котом, в другой раз развлекался душеспасительными беседами со Свидетелями Иеговыми. На этот раз, чуть ступив на русскую землю, я сразу принял активное участие в общественной жизни и проявил свою гражданскую позицию:

– А не хотите петицию подписать за сохранение трамвайных маршрутов? – спрашивает меня водитель тверского трамвая. – А то наше трамвайное депо хотят закрыть, трамваи ликвидировать, а нас всех уволить.

– Давайте бумагу!

– Молодой человек, и мне потом тоже передайте! – замахала рукой пожилая пассажирка.

Я люблю трамваи. А тверские особенно, потому что остальной общественный транспорт Твери мне не очень по душе. Больших и просторных автобусов там ходит мало, а доминируют маленькие тесные микроавтобусы, за рулем которых сидят горячие южные водители. Такая комбинация делает поездку незабываемой, однако, забыть ее очень хочется. Но раньше было еще хуже: по городу людей возили маленькие пассажирские газели, в которых даже нельзя было встать в полный рост. Не так давно многие тверские трамвайные маршруты были ликвидированы, и вот сейчас их хотят закрыть совсем. Это грустно и печально.

В Твери закрывают трамваи, а в Москве, куда мы прилетели, идет чемпионат.

– Женщина! Куда вы едите? На аэроэкспресс в очередь вставайте! В три колонны! – кричит охранник в Шереметьево на напористую тетеньку с тележкой, которой не терпится скорей попасть в электричку до Москвы.

Постояв в начале очереди с минуту, нарушив стройные колонны ожидающих, тетенька с тележкой начала ерзать и спустя минуту опять напирала на представителя власти.

– Женщина! Кубок идет! На поезде до семисот человек может ехать! Понимать надо!

Объятая нетерпением, напористая тетенька вынуждена понимать и дожидаться позорной непривилегированной посадки на электричку до Белорусского вокзала. В самой Москве болельщики действительно ходят на экскурсии в метро, фотографируются с пассажирами и поют песни – акустика же прекрасна!

И вот я в отпуске. Чем я занимаюсь помимо подписания петиций и наблюдениями за окружающими? Например, сушу носки на чайнике. Представьте себе, надо идти через час на улицу, а все носки сырые, уныло висят на веревочке и сушатся. А без носков как-то неприлично в общество выходить, кто-нибудь может увидеть и расстроиться из-за такого бескультурья.

Носки на чайнике

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Share
avatar
  Подписаться  
Уведомление о