Немецкий первомай

В прошлом году международный день солидарности трудящихся прошел в Германии без меня. В этом году я решил наверстать упущенное и посмотреть на немецкий первомай.

В конце апреля побывал в Штутгарте, благо от нашей деревни всего час с небольшим езды на поезде. Цель поездки была сугубо культурная, а именно посещение музея изобразительного искусства. Об этом надо сделать отдельный рассказ, а пока скажу пару слов о том, что еще я увидел в Штутгарте помимо картин.

День был выходной. Кажется даже суббота. В Штутгарте от главного вокзала идет небольшая пешеходная улица, которая упирается в большую площадь с водоемом, фонтаном и разными красивыми зданиями по периметру. Казалось, что на выходных абсолютно все жители Штутгарта собираются именно на этой улице и площади, потому как на соседних улицах не было ровным счетом никого.

Окультуренный после посещения музея, я стою на площади. Как водится, надо понаблюдать за публикой. Вот дежурят полицейские, вот дама с собачкой, вот маленькая девочка жрёт мороженое. Публика ничем не примечательная. Даже какая-то обыденная. Одним словом, скука. Я уже собирался взять мороженое, уподобиться той маленькой девочке, смешаться с толпой и поехать обратно в свою деревню, как вдруг откуда ни возьмись появился бодро шагающий человек с красно-черным флагом. “Вот тебе, батюшка, и Рабиндранат Тагор … Анархист!” – подумал я, провожая взглядом бодро шагающего человека.

Ехал домой и думал, а насколько активны в Германии всякие анархические, коммунистические и прочие левые движения. И тут вспомнил: конец апреля на дворе, а значит совсем скоро будет день международной солидарности трудящихся. В этом году надо сходить на демонстрацию и посмотреть, как это дело происходит на родине Карла Маркса.

И сходил. К счастью первое мая в Германии является выходным днем, дабы немцы и прочие понаехавшие трудящиеся вроде меня смогли выразить свою солидарность друг другу. Дело было в Хайдельберге. Город это небольшой, но красивый и старинный. В городе есть потрепанный временем средневековый замок, а также университет, в котором недавно один пожилой и почтенный математик с Туманного Альбиона объявил о доказательстве гипотезы Римана. В общем, Хайдельберг вроде как считается студенческим городом, там даже в историческом центре есть специальный карцер, куда в прошлом сажали провинившихся студентов. Я предполагал, что первомайская демонстрация в студенческом Хайдельберге будет наполнена левыми студентами, анархистами, социалистами и прочими сочувствующими.

Однако, все выглядело совсем иначе. На красивой площади Heidelberger Marktplatz рядом с фонтаном стоял надувной замок, в котором, радостно повизгивая, скакали детишки. За процессом с умилением наблюдал счастливый родитель в красной футболке с профилями Ленина, Маркса и Энгельса. Неподалеку были расставлены столы с непонятными деревянными настольными играми, которые вероятно тоже предназначались детям. Игры чем-то напоминали домино, доисторический настольный футбол или хоккей. Вокруг фонтана уютно расположились палатки с представителями нескольких партий, из которых я узнал лишь коммунистическую партию Германии, и каких-то других общественных организаций. Почему-то на палатке коммунистической партии рядом с красными флагами были развешены флаги радужные. Сложно сказать, с чем это связано. Может быть, это изюминка хайдельбергской коммунистической ячейки, а может быть, обнаружились доселе неизвестные сочинения Карла Маркса.

У партийных палаток стояли партайгеноссе, которые норовили завести душеспасительную беседу. Для них у меня была заготовлена фраза “Ich spreche kein Deutsch!”, однако тем не менее я старался держаться на безопасном расстоянии. Некоторые партии применяли изощренные методы политической борьбы, такие как заманивание посетителей чаем, печеньками и даже пирожными. Более интересных напитков не подавали, но заскучавший посетитель, наевшись печенья и напившись чаю, всегда мог пойти в одну из пивных, которых на Heidelberger Marktplatz достаточно. За соблюдением порядка на митинге следили целых два полицейских, но казалось, что главной их обязанностью было указание дороги заблудившимся туристам.

Все происходящее чем-то напоминало рождественскую ярмарку, если бы не сцена, на которую периодически взбирались ораторы. Порой на сцене оказывались несколько ораторов, и тогда случались и дебаты. Наверное обсуждали важные проблемы, но к сожалению я не смог ничего разобрать. Поэтому вскоре я перестал следить за происходящем на сцене и стал наблюдать за человеком на ходулях, который забавлял детей и раздавал им всякие подарки.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Share
avatar
  Подписаться  
Уведомление о